Badge blog-user
Блог
Blog author
Зоя Светова
Blog post category
Общество

Как суд превратился в институт борьбы со своими гражданами

23 December 2016, 08:39

Как суд превратился в институт борьбы со своими гражданами

Статистика Постов 23
Перейти в профиль

Это началось не сегодня. И не вчера. Наверное лет 16 назад. Но с каждым годом, с каждым новым громким судебным процессом становилось очевидно, что это — распад.

Судебная власть из системы, призванной решать вопросы права, трансформировалась в систему сведения счетов между государством и гражданами.

Судебный процесс по делу Варвары Карауловой — это высшая точка распада этой системы. Почему? Посмотрите на Киру и Павла Караулова. Это люди, которые до тех пор, пока не случилась драма с дочерью, убежавшей из дома, были в высшей степени лояльными власти гражданами. Павел Караулов говорит, что, пытаясь найти дочь и вытащить ее из Турции, воспользовался различными связями в ФСБ и МВД. И заручился обещаниями, что, если Варя будет сотрудничать с ФСБ и помогать найти вербовщиков-игиловцев, то у нее сохранится статус свидетеля.

Были ли у родителей «болотников» такие связи? Пытались они с их помощью вытащить своих детей? Насколько мне известно, нет.

Думаю, Варины родители никогда не ходили на митинги и скорей всего, и быть может, голосовали на выборах за «Единую Россию». В любом случае, были далеки от политики. Но все это было до...

Государство в лице сотрудников ФСБ, которым они доверились, когда с дочерью случилась беда, обманули и предали их. Использовали, как тысячи раз до этого использовали других. И обманывали других.

На процессе Варя Караулова честно пыталась донести до судей всю правду. Она не хитрила, не придумывала какие либо оправдывающие себя версии. Она рассказала суду все, как было на самом деле. Но судьи не захотели ей поверить. И в приговоре мы услышали стандартную фразу, что суд доверяет признательным показаниям, а не признательные считает уловкой, чтобы избежать наказания. Я не верю, что судья Александр Абабков действительно считает, что в материалах дела достаточно доказательств, чтобы осудить Караулову за приготовление вступить в ряды ИГИЛ, запрещенной в России. Тем не менее, он включает в приговор в качестве подтверждения вины Карауловой показания тюремной «наседки», которой Варя якобы призналась, что ехала в Сирию , чтобы примкнуть к «игиловцам».

У суда был четкий и определенный заказ — посадить девчонку на большой срок, чтобы напугать других. Чтобы показать, как ФСБ борется против террористов.

Судьи, а их было трое, выполнили этот заказ , переписав обвинительное заключение, не особо заботясь о доказательствах и напрочь забыв о презумпции невиновности. Теперь ответственность за Варину судьбу лежит на каждом из них. Да, и на розовощеком прокуроре с постоянным удивлением на лице. Нам не дано знать, как они будут отвечать за этот приговор перед своей совестью и Богом. Но определенно будут.

Когда судья Александр Абабков оглашал приговор молодой девушке из хорошей интеллигентной семьи, отличнице, которая на протяжении всего суда рассказывала о том, о чем обычно не говорят незнакомым людям. Она говорила о своей влюбленности, попросила прощения за ту глупость, которую совершила, задумав уехать в Сирию. Судья слушал ее на протяжении всего процесса и, казалось, понимал все, что она говорила, проникался ее ситуацией, но оказалось, что все это — как бисер перед свиньями. Он ничего не услышал. И ничего не понял.

Читая приговор, Абабков иногда, отрываясь от текста, назидательно смотрел на Караулову. А мне очень хотелось бы прочесть в его взгляде, что он думает на самом деле. Неужели он ни на минуту не представил, что такая беда могла бы случиться с его дочерью? Он ни на минуту не подумал, что его дочь, могла бы оказаться на месте этой красивой девочки из «аквариума»?

Приговоры судьи выносят исходя из закона, но и по внутреннему убеждению. Это значит, что они должны быть уверены, что четыре с половиной года колонии могут стать адекватным наказанием тому преступлению, которое совершил подсудимый. Но какое преступление совершила Караулова? Она убежала из дома и собиралась поехать к человеку, в которого была влюблена, а он проживал в Сирии и якобы в исламском государстве. Больше ничего она не совершила. И за это деяние четыре года? Такие сроки дают убийцам.

Гособвинитель Михаил Резниченко признал в интервью, что в материалах дела нет доказательств, что Караулова когда -либо где- либо говорила или написала, что она собиралась вступить в ИГИЛ.

Подозреваю, что нигде нет доказательств того , что оказавшись в Сирии, выйдя замуж за того самого мужчину по переписке, она бы прониклась идеологией ислама и вернулась бы в Россию шахидкой. Доказательств нет. А раз нет доказательств, а есть лишь предположения, то подсудимый должен быть оправдан. Так гласит российский закон, нравится это или нет судье Абабкову и его двум молчаливым коллегам-судьям по правую и левую сторону от него.

Но ведь именно за предположения следователей ФСБ, за интерпретации экспертов и прокурора судьи приговорили Варвару Караулову к четырем с половиной годам лишения свободы(!)

Помню, когда-то история только началась, одна моя знакомая сказала : «Зря ты защищаешь эту Караулову, такие, как она возвращаются нас взрывать и что же нам не защищаться? »

Согласна: мы должны защищаться , сотрудники ФСБ должны вылавливать вербовщиков, внедрять агентов. Но суд — это арбитр. Суд — это не карательный орган. И не орган защиты ФСБ.

У меня до сих пор перед глазами кадр из новостей: Кира и Павел Караулов перед телекамерами на выходе из суда. Это кадр из фильма: родители, осознавшие , что произошло с их дочерью, отчасти по их вине, отчасти потому, что они доверились ФСБ, государству, которым, оказывается, доверять-то не стоит. Они по своей неопытности , доверились и суду, как многие из нас думали, что уж суд то разберется. Ведь нельзя сажать на четыре с половиной года за глупость, за ошибку, за побег из дома.

Слава Богу, в этой истории все живы. И это не трагедия. Но драма. Большая человеческая драма. Да, родители ощущают свою вину в том, что произошло с их дочерью. Но им самим просто некуда идти. Не к кому обратиться.

Страшно, когда государственные институты отворачиваются от собственных граждан. И граждане остаются один на один с собой.

На процессе я обратила внимание на интеллигентную женщину, которая посещала все заседания, общалась с адвокатами и прокурором. Я не знала, кто она. Вчера уже после приговора, обратившись к прокурору, она сказала ему что-то вроде: «Пора мой друг, идите»! Я спросила ее: «Прокурор — ваш друг?»

«Я много лет пресс-секретарь этого суда», — ответила она. Я не выдержала: «Зачем же ваш судья вынес столь жесткий приговор?» Она возразила: «А зачем она туда поехала?» Не ручаюсь за точность цитат, но уверена, что смысл передаю верно.

Вот оно профессиональное выгорание: человек, работающий в системе, теряет возможность адекватно оценивать ситуацию, он не видит черного и белого, не отличает добра и зла.

Я попыталась сказать этой женщине, что и опыт, и социологические исследования свидетельствуют: после трех лет тюрьмы в психике человека происходят необратимые изменения. Я с ужасом думаю, как тяжело будет Варе Карауловой в женской колонии.

Сегодня я слышала, как один из депутатов Государственной Думы , комментируя решение суда, заявил, что приговор судьи Абабкова может сломать Карауловой жизнь, но зато это будет назиданием другим.

util